В холоде и дерьме: в Пскове инвалид с синдромом Дауна пытается выжить в собственной квартире

31-летний Евгений Соловьев последние 15 лет живет в ужасных условиях. Страшная болезнь – не единственно испытание Жени в этой жизни. Его квартира напоминает заброшенную кладовку: холод, грязь, мыши и отсутствие коммуникаций. 


Блогер Максим Данилов навестил нашего героя и лично убедился – так жить нельзя, это издевательство над человеком.

С чего все началось? 

Эта история началась 15 лет назад, когда Жене Соловьеву было 16 лет. Тогда он жил со своей мамой в другой квартире. Жизнь была достаточно сносной: рядом у него был любящий и заботящийся человек, опора и поддержка. Но дом сгорел, а мать умерла. И Жене предоставили квартиру (если ее можно так назвать). Кое-как он обустроился: скромновато, тесновато, но не в обиде – ведь добрые люди не оставили его на улице. Женя смотрит на мир добрыми глазами и не видит всего зла и несправедливости. Спустя некоторое время он решил найти своего родного отца. Парень обратился в проект «Жди меня», но поиски привели к печальным известиям: отец Жени умер в 2003 году. С тех пор наш герой живет в полном одиночестве.

«Раньше я жил с мамой, но потом, когда мне было 16 лет, дом сгорел. И мне наше ЖКХ дало вот эту квартиру. В то время я еще не был сиротой, потому что мама была живая. И жилье мне предоставили как погорельцу. Хоть меня и не признали сиротой, но у меня никого нет, ни братьев, ни сестер. Я один», – говорит Евгений Соловьев.

Что сейчас? 

Уже у подъезда мы понимаем, что дом напоминает городскую «заброшку» с призраками. Стены дома все в трещинах, крыльцо разбито, двери перекошены, а внутри темнота. Потолок в подъезде обвалившийся, штукатурка падала целыми слоями. Углы перекошены, перила шатаются, а половицы трещат и скрипят. Евгений живет на втором этаже, куда ведет очень крутая лестница. С учетом того, что Женя плохо ходит, условия становятся еще кошмарнее.


«Я хожу за водой на колонку, воды надо много: посуду помыть, чай вскипятить. Мне трудно подниматься и спускаться», – говорит Евгений. 

Само жилище Жени – это одна комната, в которой находится все и сразу.
Внутренне убранство небогато: есть кровать, пара тумбочек, стол, печка. Мыться негде, зона кухни отсутствует. Есть ведро, в которое Женя ходит в туалет. Руки и посуду моет здесь же, над этим ведром под умывальником.

Печка здесь скорее является предметом интерьера, потому что топить ее нельзя. Особенно Жене, ведь это пожароопасно. Готовит парень на электрической плитке. Страшно представить, как он переживает зиму. А она, к слову, не за горами.

«Потолок недавно мне сделали. Старый рухнул, и мне досталось. Немного в голову прилетело, потом долго болело. Я позвонил своему знакомому из петербургского храма, Артем приехал и починил все. Фанерой обшил, это временно», – говорит Евгений.

За такое проживание Женя платит в месяц порядка 2,5 тысяч рублей, и это без учета электричества.

И что дальше? 

Пока что изменений в жизни Евгения Соловьева не предвидится, потому что местные чиновники запрещают ему куда-либо обращаться – говорят: «закроем в психушке».


Портал «Жизнь ДД» придал эту историю огласке, чтобы на ужасную жизнь инвалида из Пскова обратили внимание не только соцслужбы, но и все россияне.

Если ваша жизнь похожа на кошмар, кругом царит несправедливость, а всем все равно, напишите нам. Вас услышат, вам помогут.

8,766 просмотров всего, 1 просмотров сегодня